Бесплатная,  библиотека и галерея непознанного.Пирамида

Бесплатная, библиотека и галерея непознанного!



Добавить в избранное

Оккультные корни нацизма.
Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию.



Н. Гудрик-Кларк




От издательства
Предлагаемая читателю книга доктора философии, оксфордского историка Николаса
Гудрик-Кларка - интереснейшее свидетельство того, как "воображаемый мир, мир
духов, мифов и волшебства" непосредственным образом влияет на принятие
политических решений, формируя государственную идеологию. "Оккультные корни
нацизма: тайные арийские культы и их влияние на идеологию германского
нацизма" расскажет Вам о тех идейных силах, которые вдохновляли основателей
одного из самых страшных режимов мира - Третьего Рейха.
(c) АО "Евразия"
СПУСК В "ПОДЗЕМЕЛЬЯ ИСТОРИИ"
(АНОНС СЕРИИ)
Книгой Николаса Гудрик-Кларка "Оккультные корни нацизма" издательство
"Евразия" открывает серию под общим названием "Подземелья истории". Что
кроется за этим? Очередная попытка коммерческой эксплуатации тайн, "национал-
оккультизма", личные пристрастия издателей к такого рода литературе, которую
автор данной книги называет "сенсационной", или же уверенное прокладывание
издательского курса в русле отнюдь не массового интереса ко второму, тайному
плану истории, несводимому к фантазиям чудаков и бреду параноиков...? Скорее,
последнее. Мы живем во время тектонического сдвига бытийных пластов, который
позволил Николаю Бердяеву написать в 20-е годы нашего века о наступлении
новой эпохи - "Нового Средневековья". "Новое Средневековье" означает
возвращение хорошо забытого, но не умиравшего старого, всего, что под углом
зрения новоевропейского разума считалось архаичным и вовсе не существующим,
что было изгнано за рамки научной картины мира, что было заклеймлено плоскими
умами эпохи Просвещения как инквизиторские суеверия и мрачные предрассудки.
На какое-то время закрылось религиозное измерение жизни и за прошедшие века
человечество разучилось верить в Бога и дьявола, невидимый мир, добрые и злые
духовные иерархии, исчезло религиозное освещение власти и живы однако до сих
пор тайные ложи и ордена. Между тем, по всем приметам, "Новое Средневековье"
носит уже скорее не христианский, но антихристианский характер. И ландшафт
двадцатого столетия с его магматическими прорывами иррациональных подземных
сил, выплеснувшихся в таких ужасающих течений как большевизм и фашизм, с их
человеконенавистничеством и богоборчествам, с гротесковыми мифологическими
обликами, весьма отличается от идиллических пейзажей
просвещеннопозитивистских, рационально-очеловеченных столетий. Мы снова в
предчувствии вселенских катастроф, перед угрозой неограниченного
манипулирования личностью, в том числе и магическими средствами, на волне
оживления синкретических религий и оккультизма, в бытовом окружении
модернизированного колдовства и ведовства, при последнем издыхании
агонизирующего в лихорадочном смешении стилей, религий и наций столетия
страшимся потерять последнюю надежду на построение благополучного будущего.
Мы живем в России, которая ярче всего в истории демонстрирует невозможность
замкнуться лишь в человеческом, только человеческом измерении, устранить
причастность своей судьбы борьбе таинственных сил метаистории, духовных сил
добра и зла. И для того, чтобы не потерять себя в либерально-рыночной стихии,
очутившись в экзистенциальной невесомости, не различая где верх и низ, добро
или зло, или наоборот, не оказаться одержимым призраками национал-
оккультизма, воплощенными в каком-нибудь лхаризматическом лидере" (и будет
уже поздно, когда наши голоса потонут не в хоре, но в р±ве очередного
исторического обвала), мы должны вглядеться в мерцание тайны на грани истории
не только академическим, либерально-позитивистским, близорукопрофессорским
взглядом сквозь сильные очки, видящим в исторических фигурах и зловеще-
могущественных движениях лишь результаты болезненных фантазий, родившихся на
почве социального недовольства. Наоборот, умными и вечно удивленными глазами
сквозь призму своего рода листорической демонологии" в соответствии с
канонами лнового средневековья" мы должны посмотреть на просвет тайны в
мельтешений деятелей и событий. Ведь и мания, бывшая одерживающей человека
силойдухом, лишь в последние века стала содержанием психики. Будем
внимательны, и мы увидим, как например лбесноватый фюрер" в рассказах
очевидцев предстает не столько как марионетка тех или иных заинтересованных
кругов, сколько как лвеликий посвященный", черный маг, обладающий огромными
силами гипноза и инспирируемый демоническими силами (вспомним, хотя бы, слова
одного из приближенных о впечатлении присутствия за Гитлером лцелой
электростанции", как бы накачивающей его энергией), Ч свидетельство,
приводимое в книге французских авторов Повеля и Бержье). Собирая подобные
свидетельства и симптомы, мы сможем заметить и в современной действительности
моменты массового или индивидуального медиумизма, одержимости, научиться, по
словам ап. Павла, лразличению духов".
И научившись, не быть увлеченными в бездну чьейнибудь черной лволей к власти"
подобно одержимому стаду хрюкающих животных из новозаветной притчи. Тем более
не случайны наблюдения современного теоретика инквизиционного подхода к
явлениям истории Георгия Климова, связывавшего лволю к власти" с целым
букетом традиционно-демонических черт: со склонностью к колдовству,
невозможностью любить, дурной наследственностью и аномалиями пола. Не
наблюдаем ли мы в описаниях жизни большевистских или нацистских вождей
преизбыточной энергичности, как бы распирающей рамки личности, медиумического
автоматизма речи и письма, гениального размаха злых деяний и личной пошлости
одновременно. Ведь Дьявол не только Мефистофель, но и лпошлый черт" из
лБратьев Карамазовых". И перед лицом дехристианизации мира перед нами
откроются в свете массовой одержимости не только миновавшие человеческие бури
и смуты, более страшные чем те, которые похоронили средневековую инквизицию
(Старое Средневековье). Действительно, что общего между декадентскими
настроениями начала века, оккультизмом и тайными ложами, политическими
движениями типа фашизма и большевизма и христианской апокалиптикой? По-
видимому, наша эпоха Ч не просто лсумерки богов", но и лвозвращение демонов".
Однако общий термин, позволяющий характеризовать духовную ауру явлений эпохи
уже найден русскими философами XX века. Как лнеоязычество" они
охарактеризовали тот поток изменений, который захлестнул былой христианский
Запад, довершив обезбожение современного человечества. Освобождение от веры и
христианское Откровение и постепенная секуляризация всех сфер жизни,
деморализация и сексуальная революция, оккультизм и увлечение восточными
культами, вера в бессознательные силы (психоанализ), владеющие человеком,
прорыв языческого национализма и воинствующего антихристианства. Тем же
термином можно определить и современный шизофренический ажиотаж вокруг